вход | регистрация | забыл пароль
подписаться на рассылку:

Оценка масштабов незаконного насилия в органах внутренних дел Украины в 2011 году

27.10.11 | Д. Кобзин

Любое выступление Министра внутренних дел и его подчиненных в 2011 году сводилось к тому, что проблема незаконного насилия в органах внутренних дел как системное явление не существует. Также отрицаются истинные масштабы незаконного насилия и пыток, а все сводится к описанию нескольких конкретных случаев, чьей-то персональной вине и жалобам на недостаточное финансирование. Благодаря такой стратегии, руководство ведомства все больше концентрируется на поиске «козлов отпущения» и достижении позитивных показателей по дисциплине и законности в подразделениях. В то же время истинные причины, которые порождают вал нарушений прав человека, остаются вне их поля зрения. Такой метод реагирования полиции на жалобы граждан не является новым и описан в социологии в 80-е годы ХХ ст. в теории «гнилого яблока» [1]. Согласно этой теории, девиантное поведение работника полиции рассматривается как исключение из правил и соответственно не требует системных изменений в деятельности всего органа или ведомства в целом. Все усилия направляются соответственно не на изменение ситуации, а на конкретного нарушителя и его руководство. Их наказывают или увольняют. Система же, избавляясь от «гнилого яблока», остается неизменной. Непродуктивность такого подхода очевидна – несмотря на постоянные увольнения, приказы и результаты Коллегий, руководству МВД приходится два раза в месяц придумывать правдоподобные оправдания, искать виноватого и выдерживать шквал критики в свой адрес из-за смертей в райотделах, вместо того, чтобы обеспечить осмотр врача при задержании и доступ к медицинской помощи впоследствии.

В то же время, действительно, любые сравнения данных исследования с данными статистики МВД Украины и Генеральной прокуратуры, покажут насколько несопоставимы цифры. Именно это и становится краеугольным камнем критики, которой подвергаются социологические данные – они якобы не соотносятся с цифрами официальной статистики. По мнению, работников МВД и прокуратуры это свидетельствует о том, что данные исследования не соответствуют действительности и нуждаются в корректировке. В то же время, данные официальной статистики рассматриваются как нечто непоколебимо точное и не подлежащее обсуждению. Следует отметить, что сегодня они стали намного доступнее - закон о доступе к публичной информации приоткрыл для общественности завесу над некоторыми данными, ранее являвшимися не то чтобы недоступными, но трудными в добывании. Среди таких данных и статистика МВД и прокуратуры о нарушениях и преступлениях, совершенных сотрудниками органов внутренних дел. Более того, Генеральная Прокуратура Украины, готовит статистические выкладки о своей работе и делает их доступными на своем сайте [2]. Вне всяких сомнений, это ценная инициатива, делающая работу правоохранительных органов более прозрачной и понятной для граждан. Однако, как это часто бывает, при ближайшем рассмотрении оказывается, что не все так просто. Так, согласно данным МВД Украины за 9 месяцев (январь - сентябрь) 2011 года зарегистрировано заявлений, сообщений и выявленных правонарушений, связанных с фактами пыток, жестокого обращения со стороны работников ОВД в ходе выполнения служебных обязанностей – 2937 [3]. Среди них, связанных с избиениями – 1280, пытками – 61, внезапной смертью – 14, самоубийством или его попыткой – 16. Таким образом, по интересующим нас статьям, непосредственно связанным с насилием – 1371. Как утверждает МВД Украины, все такие сообщения тщательно изучаются и расследуются. Данные о том, кто расследует такие сообщения, также приводятся в статистике. Итак, приведенные выше 1371 сообщение расследовали – служба внутренней безопасности (543), инспекция по работе с личным составом (522) и иные службы МВД (222). В сумме мы теряем 84 сообщения. Кто их расследовал? Возможный ответ – прокуратура, однако почему это не указано в статистике прокуратуры за 9 месяцев? Еще более важным является вопрос – насколько можно доверять результатам расследования, если из 1371 сообщения, заявления или правонарушения, где работники ОВД выступают как подозреваемые в совершении насилия, пыток и даже действий приведших к смерти, 1287 рассматривают сами службы МВД? Тем более, что инспекция по работе с личным составом – служба кадрового департамента, которая является крайне несамостоятельной и даже не имеет права проводить дознание, а службе внутренней безопасности сам Министр поставил задачи.

«В случае необоснованных нападок на милиционера - если наше внутреннее расследование доказывает, что человек не виноват, - мы будем стоять насмерть, защищая нашего человека. Управление внутренней безопасности (УВБ) у нас создавали как службу внутренней безопасности МВД, первой задачей которой была защита личного состава от противоправных посягательств, второй - выявление так называемых "кротов" - преступников в нашей среде. За последнее время эти задачи перевернули: поставили во главу угла выявление проблем среди своих, а потом уже защиту. Я же в УВБ сказал: ваша первая задача - это защита личного состава»

Из интервью Министра внутренних дел А. Могилева еженедельнику «2000»,  №33, 20-26 августа  2010

 «Объективность» и результаты такого рассмотрения несложно предугадать. Статистика МВД Украины говорит о том, что 647 сообщений – «не подтвердились», а 61 – «подтвердились частично». В сумме – 707 случаев (от рассмотренных – 1287). Куда делись еще 579 - статистика умалчивает. Может это те, что подтвердились полностью? Часть из них впоследствии «находится» в графе, которая сообщает о дальнейшей судьбе сообщений и жалоб. Так, направлено на реагирование в ОВД – 38, в прокуратуру - 805. Таких дел снова стало больше - 843. Однако при рассмотрении статистики по тому, какие решения были вынесены соответствующими органами, цифры снова меняются. В 54 случаях было принято решение о возбуждении уголовного дела, а в 573 – об отказе. Таким образом, сумма составляет 627 (из направленных 843). Однако более всего пугает другое – пропорции. Даже среди дошедших к этому этапу сообщений, заявлений о насилии со стороны работников милиции сочетание возбужденных уголовных дел к отказам - 10, 6 к 1. В итоге, любой может практически безошибочно предсказать исход 90 % жалоб на незаконные действия милиции – согласно расследованию, проведенному самими работниками милиции, они не подтвердятся. Другими словами, если кто-либо стал жертвой незаконного насилия в милиции, желает восстановить справедливость и обратился за этим в органы внутренних дел – в 93, 8% случаев его сообщение, обращение будут рассматривать сами работники органов внутренних дел и в 91, 3 % случаев он получит отказ в возбуждении уголовного дела как итог. Подобную систему вряд ли можно считать эффективной системой расследования и соответственно, каков может быть уровень доверия тем цифрам, которые она предлагает для оценки масштабов незаконного насилия в органах внутренних дел? Кроме того, очевидно, что такая система существенно влияет и на количество таких сообщений. Какой смысл обращаться в тот же орган, сотрудник которого нарушил твои права? Большинство пострадавших не только воспринимают это как потерю времени, но и опасаются мести со стороны работников ОВД и конечно предпочитают этого не делать. Этим убивается сразу два зайца – незаконное насилие не только остается безнаказанным, но, что не менее важно – латентным. Благодаря такой системе реагирования большая часть данных о незаконном насилии не попадает в статистику и не «портит» ее. Если к этому добавить количество задержаний, которые не были оформлены вообще, либо оформлены как приглашения; трудности с получением заключений медицинского освидетельствования в случае побоев, то мы весьма далеко отойдем от статистических цифр, предлагаемых нам Министерством внутренних дел.

В целом, статистика, предлагаемая МВД Украины показывает, что ведомство попросту загоняет проблему внутрь, делая хорошую мину при плохой игре. Рассмотрим цифры, которые приведены в разделе №4 «Сведения о мероприятиях, направленных на недопущение фактов пыток, жестокого обращения и иных нарушений прав граждан со стороны работников ОВД». Так, согласно приведенным в отчете данным, с января по сентябрь 2011 года к дисциплинарной ответственности в рамках мероприятий недопущения пыток и жестокого обращения в МВД Украины было привлечено 5 537 сотрудников. И это при зарегистрированных 2937 заявлениях, сообщениях и выявленных правонарушениях, связанных с фактами пыток, жестокого обращения со стороны работников ОВД в ходе выполнения служебных обязанностей, в результате чего было возбуждено всего 54 уголовных дела. Кроме того, статистика МВД рапортует о проведении 62 834 бесед с работниками. Похоже, что вопреки утверждениям, проблема таки существует, однако реагировать на нее Министерство внутренних дел предпочитает по своему – привлекая сотрудников к дисциплинарной ответственности, либо наказывая каким-либо другим способом. Фигурально выражаясь - если мундир и будет запятнан, то с внутренней стороны, невидимой для общества.

Еще более «оптимистичные» цифры предлагает к рассмотрению Генеральная прокуратура. Так, согласно, обнародованной этим ведомством статистике, в течение 9 месяцев 2011 года была проделана значительная работа по надзору за соблюдением законности в деятельности органов внутренних дел. В частности было рассмотрено 17 633 «рапортов и постановлений дисциплинарного характера с применением мер к устранению нарушений законов в деятельности ОВД». К сожалению, из них только в 15 случаях дело касалось использования незаконных методов следствия и дознания. Очевидно, что большая часть таких дел если и рассматривается, то органами внутренних дел. Еще одно соотношение показателей - из 20 756 сотрудников органов внутренних дел, привлеченных к дисциплинарной ответственности по постановлениям работниками прокуратуры – только 10 человек за использование незаконных методов следствия и дознания (0, 05%). Как мы можем видеть, соотношение рассмотренных дел и подтвердившихся фактов использования незаконных методов ведения следствия и дознания далеко не в пользу пострадавших. Однако, стоит отметить несомненно большую эффективность прокуратуры в случае если уголовное дело все-таки удалось возбудить. Из 272 работников ОВД, привлеченных к уголовной ответственности по делам, направленным в суд работниками прокуратуры, за незаконные методы 48 (17, 6 %). Хотя, конечно, в общем масштабе нарушений это является слишком маленькой цифрой, чтобы говорить об успехе прокуратуры на пути надзора за соблюдением законности в деятельности органов внутренних дел.

Таким образом, статистика незаконного насилия в органах внутренних дел, формируемая правоохранительными органами не может быть признана достоверным источником информации по целому ряду причин: она не учитывает латентности такого явления как незаконное насилие в милиции, а кроме того она является результатом деятельности самих ОВД. Именно поэтому, она нуждается в дополнении, которым являются социологические исследования.

В таких условиях, учитывая проведенные по строгим математическим процедурам расчет выборки и процедуру отбора респондентов, социологическое исследование становится единственным методом, который позволяет выйти на реальные масштабы такого латентного явления как незаконное насилие в милиции. В последнюю очередь, полученные выводы являются мнением исследователей, в действительности это всего лишь сухая констатация того, какова ситуация в действительности и как эту ситуацию видят украинские граждане. Сама методика интервьюирования «лицом к лицу» не подразумевает документальных подтверждений выявленных фактов, однако отчасти это уравновешивается тем, что значительное количество выявленных в ходе исследования жертв незаконного насилия со стороны работников милиции просто отказались рассказывать свою историю, опасаясь последствий. В этом году в ряде небольших населенных пунктов интервьюеры встретились с сопротивлением со стороны работников милиции, которые узнав о теме исследования, настойчиво не рекомендовали продолжать опрос и сделали все, чтобы жители отказались отвечать на вопросы анкеты.

Оценивая результаты мониторинга в 2010 году, мы отмечали сохранение существующих масштабов незаконного насилия и некоторые тенденции к ухудшению ситуации. К сожалению, результаты исследования в 2011 году позволяют констатировать, что существует серьезное движение в этом направлении. Одним из наиболее важных индикаторов этого является оценка масштабов незаконного насилия самим обществом. Так, можно отметить, что на распространенность причинения работниками милиции Украины незаконного насилия сегодня указывают 63, 3 % опрошенных. Это не только на 4, 8 % больше, чем год назад, но и на 2, 3 % больше, чем в бурном и богатом на события 2004 году.

Следует отметить, что общество постепенно определяется и уже несколько лет уменьшается количество опрошенных, затрудняющихся ответить на вопрос о распространенности незаконного насилия. Сегодня, их уже чуть более пятой части (21, 3%). При этом, отметим, что определившиеся в ответе на этот вопрос разделились – выросло количество как считающих, что незаконное насилие в органах внутренних дел распространено (+4, 8%), так и считающих, что оно не распространено (+1, 4 %).

Несколько более противоречивые цифры проявляются в оценке распространенности масштабов незаконного насилия в местной милиции. С одной стороны, к 41 % украинцев, которые считают незаконное насилие в деятельности местной милиции распространенным добавилось еще немного (2, 2 %) С другой стороны, возросло (на 4, 5 %) количество опрошенных, которые при оценке местной милиции указывают, что незаконное насилие не распространено.

 

Рис. Распределение ответов на вопрос: «Насколько, по Вашему мнению, в наше время распространено причинение работниками милиции Украины незаконного насилия (побоев, пыток) ?»

 

Рис. Распределение ответов на вопрос: «Насколько, по Вашему мнению, в наше время распространено причинение работниками вашей местной милиции незаконного насилия (побоев, пыток) ?»

 

Если в прошлом году при оценке результатов исследования было сложно говорить о каких-либо значимых тенденциях, так как они практически отсутствовали, то в 2011 году ситуация явно изменяется. Так, по сравнению с периодом 2004 – 2010 гг. на 5 % уменьшилось количество респондентов, которые затрудняются оценить изменилась ли ситуация каким – либо образом. Люди все больше определяются в своем мнении. Выросло до 30, 6 % (2010 - 26, 9%) количество тех, кто считает, что ситуация осталась без изменений. Совсем незначительно (на 0, 8 %) возросло количество опрошенных, отмечающих некоторое улучшение ситуации. Без изменений осталось количество респондентов, указывающих на ухудшение ситуации с незаконным насилием в милиции – 16, 7 %.

Рис. Распределение ответов на вопрос «Насколько изменилась ситуация с незаконным насилием в милиции ?»

Данные исследования опровергают распространенное утверждение работников милиции о том, что негативный имидж правоохранительных органов формируется средствами массовой информации и ранее судимыми людьми. Согласно результатам исследования, о распространенности незаконного насилия в милиции респонденты говорят вне зависимости от того, откуда они получают информацию о ее деятельности. Так, среди людей, опирающихся на свой личный опыт в оценке деятельности милиции, 76, 0 % указали на то, что незаконное насилие в ее деятельности распространено. Такой же точки зрения придерживаются 72, 8 %, опирающихся на опыт друзей и знакомых. Несколько меньше таких, среди тех, кто судит о милиции по материалам в СМИ (64, 1 %). Особенно следует отметить, что на распространенность незаконного насилия указывают 64, 2 % респондентов, получающих информацию о ее деятельности от знакомых, работающих в милиции.

Используя мониторинговый характер нашего исследования, мы традиционно оценили количество людей, лично ставших жертвами незаконного насилия со стороны работников милиции на протяжении 2011 года. В оценке периода 2004 – 2009 гг. нами было выявлено 105 таких случав (3, 5 %); в 2010 году - 34 случая (2, 1 %). Количество выявленных в выборке случаев личного столкновения с незаконным насилием со стороны работников милиции в 2011 году составило 78 (2, 6 %). Анализ показывает, что чаще, чем в среднем по массиву, жертвами незаконного насилия со стороны работников милиции становились люди 20 – 29 лет (4, 9 %) и 16 – 19 лет (4, 3 %). Насилие более распространено в областных центрах (3, 2 %), что также подтверждается выявленным количеством жертв в Харьковской (4, 2 %) и Киевской областях (3, 3 %).

Следует помнить, что пытки и другие виды незаконного насилия в органах внутренних были и остаются крайне латентным феноменом - большинство пострадавших не только не сообщает об этом в прокуратуру, но как показал многолетний опыт исследований, даже боятся об этом говорить с интервьюерами. Именно поэтому, мы дополняем картину данными о том, насколько часто жертвами этого явления становились друзья, близкие, знакомые опрошенных. Это также не дает точных данных, но позволяет более точно оценивать существующие между разными годами опроса тренды. Так, при оценке пятилетнего периода 2004 - 2009 гг. количество респондентов, сообщивших о случаях незаконного насилия в отношении их близких составило 16, 4 % опрошенных; в 2010 году, нами было выявлено 248 подобных случаев, что составило 12, 4 % от общего числа опрошенных. В 2011 году количество таких случаев выросло до 434. Это означает, что 14, 5 % опрошенных сообщили о случаях незаконного насилия со стороны работников милиции в отношении их родственников, знакомых. Таким образом, общее количество выявленных случаев незаконного насилия в органах внутренних дел в 2011 году, составило 512.

К основным «болевым» точкам соприкосновения с органами внутренних дел, в которых риск быть подверженным незаконному насилию по прежнему наиболее высок - задержанию и расследованию, в 2011 году добавилось пересечение с милицией в ходе массовых мероприятий (акций, манифестаций).

Результаты мониторинга 2011 года указывают на устойчивую двухлетнюю тенденцию к росту количества фактов причинения побоев, телесных повреждений на этапе задержания. Так, если при оценке пятилетнего периода (2004 – 2009 гг.) было выявлено 49 случаев побоев на этапе задержания, в 2010 году – 16, то в 2011 - 34. Количество случаев чрезмерного использования специальных средств и длительного содержания задержанных в неприспособленных для этого местах все больше приближается к цифрам, выявленным при оценке пятилетнего периода 2004 – 2009 гг..

Как и в прошлом году, эти тенденции подтверждаются при дополнительной оценке масштабов незаконного насилия в милиции, когда респонденты говорят о случаях, имевших место с их родственниками, знакомыми, друзьями. Так, оценка случаев с близкими, выявила, что в 2011 году работники милиции все чаще применяли в ходе задержания и побои, и чрезмерное применение спецсредств и удерживали людей в неприспособленных для этого местах. Выявленные в 2011 году цифры не только не меньше прошлогодних показателей, а и вплотную приближаются к количеству выявленных за более длительный период 2004 – 2009 гг., что позволяет констатировать рост незаконного насилия в милиции на этапе задержания на протяжении двухлетнего периода.

Таб. Сравнение ответов респондентов на вопрос «Какие виды незаконного насилия и ненадлежащего обращения были использованы в отношении Ваших родственников, знакомых, друзей в ходе задержания?»
 

 

2004 - 2009

2010

2011

Причинение побоев, телесных повреждений

321

160

237

Чрезмерное использование специальных средств (использование наручников более чем 2 часа; нанесение ударов резиновой дубинкой по голове, животу, в пах)

125

63

83

Длительное содержание в неприспособленных для этого местах (машинах, кабинетах, коридорах, подвалах)

107

60

101

Важным показателем, демонстрирующим изменившуюся тенденцию, являются данные о том, сколько случаев незаконного насилия, имело место с близкими респондентов на протяжении 2011 года.

Таб. Сравнение ответов респондентов на вопрос: «Какие виды незаконного насилия и ненадлежащего обращения были использованы в отношении Ваших родственников, знакомых, друзей в ходе расследования?»
 

 

2004 - 2009

2010

2011

Причинение побоев, телесных повреждений

242

123

230

Издевательство, использование пыток с

использованием специальных средств или приемов

67

32

49

Полученные данные подтверждают сказанное выше и демонстрируют очевидный рост масштабов незаконного насилия на этапе расследования. Причем, масштабы причинения побоев и телесных повреждений на этапе расследования вплотную приблизилось к цифрам, выявленным при оценке пятилетнего периода 2004 – 2009. Наличие незаконного насилия в работе органов внутренних дел, подтверждается также данными, полученными в ходе опроса заключенных. Несмотря на то, что в 44, 7 % случаев работники милиции обращались должным образом с задержанными, практически каждый четвертый опрошенный заключенный ссылается на насилие при задержании и доставлении в отделение милиции. Так, 20, 8 % опрошенных указали, что им причинили побои, нанесли телесные повреждения; 26, 8% на то, что их подвергали чрезмерному применению специальных средств; 28, 2 % пожаловались на то, что их содержали в неприспособленных для этого местах. Учитывая, что при оценке пятилетнего периода 2004 – 2009 г. в тех же категориях соответственно было выявлено 31, 4 % (побои, телесные повреждения); 37, 0 % (чрезмерное применение специальных средств) и 27, 7 % (содержание в неприспособленных местах), говорить об улучшении ситуации не приходится.

Сравнение ответов респондентов-осужденных на вопрос: «Какие виды незаконного насилия и ненадлежащего обращения были использованы в отношении вас в ходе задержания?»
 

 

 

2004 - 2009

2011

1.

Причинение побоев, телесных повреждений

31, 4

20, 8

2.

Чрезмерное использование специальных средств (использование наручников более чем 2 часа;

нанесение ударов резиновой дубинкой по голове, животу, в пах)

37, 2

26, 8

3.

Длительное содержание в неприспособленных для этого местах

(машинах, кабинетах, коридорах, подвалах)

27, 7

28, 2

Более половины опрошенных - осужденных (53, 6%) указали на то, что к ним не применялось незаконное насилие в ходе расследования в течение 2011 года. В то же время, 18, 2% указали, что их избивали, а 18, 5 % стали жертвами пыток. Именно эти виды незаконного насилия являются наиболее распространенными в ходе расследования. Реже применяются отказы в возможности утолить жажду (6, 8%); в возможности утолить голод (9, 1 %); получить медицинскую помощь (10 %); спать (5, 1 %).

Сравнение ответов респондентов-осужденных на вопрос: «Какие виды незаконного насилия и ненадлежащего обращения были использованы в отношении вас в ходе расследования?»
 

 

 

2004 - 2009

2011

1.

Причинение побоев, телесных повреждений

24, 1

18, 2

2.

Издевательство, использование пыток с использованием специальных средств или приемов

27, 7

18, 5

3.

Издевательство или унижение сокамерниками по приказу или с молчаливого согласия работников милиции

6, 8

3, 4

4.

Пытка жаждой

7, 3

6, 8

5.

Отсутствие питания, недостаточное питание

13, 6

9, 1

6.

Неоказание медицинской помощи

12, 6

10, 0

7.

Лишение возможности справлять естественные нужды

10, 5

6, 3

Анализ данных, полученных в 2011 году, показывает, что психическое насилие в виде угроз, шантажа, оскорблений, унижений, угроз в отношении близких не только остается составной частью работы милиции, но и все более распространяется. Так, в 2011 году нами было выявлено 32 случая, когда жертвой шантажа становился сам респондент и 154 случая, когда жертвой был его друг, родственник. Растет количество запугиваний, угроз со стороны работников милиции – исследование выявило 272 случая (43 – в отношении респондента и 229 – в отношении близких, родственников). Так же чаще стали применятся оскорбления и поведение, унижающее человеческое достоинство – 308 случаев (48 - в отношении респондента и 229 – в отношении близких, родственников).

На распространенность психического насилия в деятельности органов внутренних дел указывают и опрошенные заключенные. Так, на применение в отношении них шантажа указали 16, 8%, угроз - 31, 3 %; оскорблений и унижений - 28, 5 %. Эти цифры вполне сравнимы с теми, которые были выявлены при оценке периода 2004 – 2009 гг.

Сравнение ответов респондентов-осужденных на вопрос: «Какие виды психического насилия были использованы в отношении вас в ходе расследования?»
 

 

 

2004 - 2009

2011

1.

Шантаж

 

15, 2

16, 8%

2.

Запугивание, угрозы, в том числе в отношении близких

38, 7

31, 3%

3.

Оскорбления, обращение, унижающее человеческое достоинство

31, 9

28, 5%

Отойти от сухих процентов и оценить масштаб и динамику незаконного насилия в органах внутренних дел нам помогает расчет оценочного количества пострадавших. Как и при оценке прошлых периодов, он производится при помощи экстраполяции результатов исследования на все взрослое население Украины. Для этого процент пострадавших от того или иного вида незаконного насилия в органах внутренних дел мы взяли от общего количества взрослого (старше 18 лет) населения Украины. Это позволяет сделать приблизительную оценку масштабов незаконного насилия в милиции. Уже в прошлом году, результаты такой оценки показали, что оценочное количество жертв огромно - порядка 790 000 человек. Данные этого года еще более неутешительны – оценочное количество пострадавших от незаконного насилия в милиции в 2011 году выросло до 980 000 человек. И, несмотря на то, что эти цифры не являются абсолютно точными, а носят оценочный характер, к сожалению, остается констатировать, что в течение года бить в милиции стали чаще и мы постепенно приближаемся к показателям, выявленным в 2004 году, когда оценочное количество пострадавших составляло более миллиона.

Таб. Оценочное количество жертв незаконного физического насилия в органах внутренних дел Украины в период 2004 – 2011 гг.
 

Год

Количество жертв (%)

Оценочное количество пострадавших

2004

2, 73

1 026 616

2004-2009

3, 50

1 319 500

2010

2, 10

791 700

2011

2, 60

980 200

Таб. Оценочное количество жертв побоев, нанесения телесных повреждений в ходе задержания органах внутренних дел Украины в период 2004 – 2011 гг.
 

Год

Количество жертв (%)

Оценочное количество пострадавших

2004

2, 73

1 026 616

2004-2009

1, 6

604 433

2010

1, 3

491 102

2011

1, 6

604 433

Следует отметить, что оценочное количество жертв побоев, нанесения телесных повреждений в ходе расследования в течение 2011 года несколько снизилось.

Таб. Оценочное количество жертв побоев, нанесения телесных повреждений в ходе расследования органах внутренних дел Украины в период 2004 – 2011 гг.
 

Год

Количество жертв (%)

Оценочное количество пострадавших

2004

0, 94

355 293

2004-2009

1, 3

491 102

2010

0, 9

330 300

2011

0, 8

293 600

Однако эта позитивная тенденция полностью нивелировалась пропорциональным приростом оценочного количества лиц, ставших жертвами пыток в ходе расследования. Согласно данным, полученным в ходе исследования, в 2011 году их количество превысило 100 тыс. Таким образом, суммарное оценочное количество пострадавших от различных видов насилия и пыток в ходе расследования остается как и прошлом году на уровне 400 тыс. человек в год

Таб. Оценочное количество жертв пыток в ходе расследования органах внутренних дел Украины в период 2004 – 2011 гг.
 

Год

Количество жертв (%)

Оценочное количество пострадавших

2004

0, 25

93 498

2004-2009

0, 3

113 331

2010

0, 2

75 400

2011

0, 3

113 331

Традиционно, физическое насилие подкрепляется психическим. Шантаж, запугивание, угрозы жертве и родственникам, оскорбления, унижения являются неотъемлемыми спутниками не только избиений, но зачастую и всего процесса дознания в целом. Проблема, не только в умысле работников милиции и стремлении психологически «сломить» своих жертв, но и в общем снижении культурного уровня работников правоохранительной системы. Кадровые изменения, снижение профессионализма, существенное омоложение и депрофессионализации милиции привели к тому, что работник подчас не в состоянии сформулировать вопрос или идею не прибегая к ненормативной лексике, угрозам или запугиваниям. Результатом этого продолжающегося негативного явления в милиции Украины является ежегодный рост количества пострадавших от психического насилия.

Таб. Оценочное количество жертв шантажа в органах внутренних дел Украины в период 2004 – 2011 гг.
 

Количество жертв в % (Оценочное количество)

Год

Шантаж

Запугивание, угрозы, в том числе и в отношении близких

Поведение, унижающее человеческое достоинство

2004

0, 7 %

(261 795)

1, 29 %

(486 191)

0, 6 %

(523 590)

2004-2009

1, 1 %

(415 547)

1, 7 %

(642 210)

1, 9 %

(717 764)

2010

0, 6 %

(226 200)

0, 6 %

(226 200)

0, 3 %

(113 100)

2011

1, 1 %

(415 547)

1, 4 %

(527 800)

1, 6 %

(603 200)

Важными факторами, продолжающими способствовать распространенности незаконного насилия в деятельности органов внутренних дел остаются частые нарушения законности при осуществлении и оформлении задержаний, отсутствие возможности проинформировать третью сторону и возможности быть осмотренным врачом. Правильно и своевременно оформленное, законное задержание практически не оставляет возможности применять незаконное насилие, так как гарантирует своевременное информирование родственников о факте, месте и времени задержания; обязывает предоставить медицинскую и правовую помощь. С другой стороны, задержание, проведенное без своевременного оформления протокола, уже является незаконным. Зато это позволяет не предоставлять все правовые гарантии задержанному и обосновывать законность задержания в целом. Полученные в результате опроса заключенных цифры позволяют говорить о том, что задержание далеко не всегда оформляется должным образом. Так, только 19, 3 % опрошенных заключенных указали на то, что протокол их задержания был составлен безотлагательно. Задержание еще 19, 6 % оформили в течение 2 часов. В то же время отметим, что протокол о задержании в течение 8-12 часов был составлен в отношении 5, 8 %, а свыше 12 часов – в отношении еще 14 %. Также следует отметить, что 8, 5 % опрошенных указали на то, что протокол о задержании не был составлен вообще.

Как и указывалось выше, несвоевременно оформленное или незаконное задержание создает благоприятную основу для незаконного насилия и прочих нарушений. Так, 61, 4 % опрошенных заключенных указали, что их содержали в неприспособленных для этого местах (автомобилях, кабинетах, коридорах), а еще 70, 6 % - что им не разъясняли их прав. Соответственно 50, 3 % не получили возможности проинформировать своих близких о факте задержания, а 49, 4 % - не получили никаких разъяснений относительно их прав на получение бесплатной правовой помощи. Следствием последнего стало то, что 79, 9% прошенных заключенных не воспользовались своим правом на получение правовой помощи.

Еще одним важным фактором является своевременное доставление в суд. Возможность суду принять решение, определяющее дальнейшую судьбу задержанного, является одним из ключевых элементов правосудия (о чем говорит ст.5 Европейской Конвенции прав человека). Однако цепочка нарушений, возникающих в случае сомнительных по своей законности задержаний, продолжается и здесь. Среди опрошенных заключенных, 48, 2 % указали, что они были доставлены в суд позже, чем через 72 часа после задержания. Опрос заключенных при оценке периода 2004 - 2009 гг.. показывал, что практически половина опрошенных (45, 5%) заключенных провели в кабинетах, коридорах и других помещениях более 3 суток, прежде чем их поместили в ИТТ (Рис.). Цифры 2011 года возвращают нас к ситуации 2004 года. Так, наибольшее количество опрошенных (31%) провели в милиции до суток, прежде чем их поместили в изолятор временного содержания. Количество опрошенных заключенных, помещенных в изолятор позже чем 3 суток после пребывания в райотделе снизилось практически вдвое и тем не менее составило более пятой части (21, 1%).

Рис. Распределение ответов заключенных на вопрос: «Сколько времени Вы провели в милиции до помещения Вас в ИВС»?

Финальной точкой в игнорировании предохранителей незаконного насилия в милицейской деятельности является отсутствие медицинского осмотра при помещении задержанного под стражу в изолятор временного содержания. Так, согласно данным опроса 2011 года 42, 1 % опрошенных – заключенных не были осмотрены врачом при помещении в ИВС.

 

1 Ендрю Голдсміт, Роль скарг громадськості в розв’язанні проблеми підзвітності поліції: необхідна та недостатня. Зб. наук. статей «Демократичне поліціювання»/За заг. ред. О.М. Бандурки та Дж. Перліна, - Львів: Астролябія, 2011. – С. 441

2 http://www.gp.gov.ua/ua/stst2011.html?dir_id=104404

3 Звіт про стан дотримання прав людини в діяльності органів внутрішніх справ за січень - вересень 2011 року, МВД Украины